Кто стоит за неоязычеством?

uncle samПриступая к теме, хотелось поспорить, придумать какие-то веские аргументы, сказать какое-то важное слово. Но, к моему большому разочарованию, оказалось, что спорить-то и не о чем.

Пресловутая трепетная любовь Славян с своему прошлому, ненависть к настоящему и боязнь будущего побуждают многообразные фантазии на тему «возрождение веры предков».

В целом, все варианты неозычества объединяет три ключевых аспекта: 1) провозглашение отсутствия Добра и зла; 2) неукротимая ненависть к Православию; 3) отсутствие элементарной логики и махровое невежество даже в той сфере, которую они провозглашают своей.

1. Вера или знание?

2Неоязычество в разных сочинениях называется «родноверием», «славянским язычеством», «природной верой». «ведизмом», «ведическим мировоззрением», «древлеславием», «природо-веданьем» и пр. – и толкования этих явлений можно встретить самые разные. При этом авторы неоязыческих текстов утверждают, что их учение – не вера (что, по их мнению, унижает человеческое достоинство), а точное знание:

veles«Родноверие (славянское язычество) – это не столько вера, сколько знание. Это знание лежит в бесконечном пространстве: Человек-Природа-Космос-Человек». [2]На это хотелось бы возразить тривиальным примером о трех слепых мудрецах, на основании своего точного знания судивших о форме слона. Точное знание (например математика, физика, и пр.), прежде чем стать таковым, должно сформулировать термины, аксиомы, принимаемые без доказательств, то есть на веру.

Кроме того, есть такие вещи, в которые веришь, несмотря ни на какое точное знание, – именно вера – сверхсознательное, сверхчувственное, данное как бы ниоткуда, – в итоге побеждает!

К примеру, материальное превосходство гитлеровской Германии, подкрепленное промышленной мощью практически всей Европы (а, как ныне выясняется, и внушительной американской помощью) не оставляло никаких сомнений в грядущей победе фашистской «цивилизации» над «отсталыми азиатскими унтерменш». Однако совершенно ирреальная, иррациональная, ничем не обоснованная вера в победу Руси, озвученная православным митрополитом Московским и Коломенским, местоблюстителем Патриаршего престола Сергием Страгородским («Господь нам дарует победу!») в первый же день Великой Отечественной, оказалась сильнее и вернее, чем вполне рациональное знание военно-технического потенциала объединенной Европы.

2. Православие многое заимствовало у язычества

У неоязычников, несмотря на заявленное безразличие к Добру и злу, четко обозначены предпочтения и отрицания, высказаны резкие оценочные суждения – и именно в Православии, четко обозначающем границы Добра и зла, у них все вызывает неприятие, даже само название. Неоязычники утверждают, что словосочетание «славить Правь» заимствовано христианами из духовного арсенала язычества.

«Православие» – якобы, от «Правь Славить» (что абсурдно с мифологической точки зрения, т.к. «Правь» в терминологии «Велесовой Книги» – это Законы Вселенной. А «славить» Законы – всё равно что славить, к примеру, Уголовный кодекс. Законам же нужно следовать...). Стоит ли говорить, что данный термин также не имеет под собой реальной исторической основы?..» [6]

На это можно возразить многими аргументами, но, думается, достаточно и того, что «Велесова книга» признана специалистами фальсификатом начала ХХ века, а значит, это именно ее авторы заимствовали у Православия и у народной традиции слова «Правь» и «навь» и умело вплели их в свое искусное творение, в целом, сфабрикованное с целью охаивания христианства.

«Языки» – значит «народы». Язычество – это народная вера. То, что Православие многое из народной традиции впитало в себя, встроило в свою систему, неоязычники ставят Православию в вину:

«... и обрядность, связанная с почитанием Кого-либо из древних Богов в большей или меньшей мере была перенесена на функционально тождественного Ему святого. Так функции Велеса как «Скотьего Бога» были перенесены на св. Власия, функции Велеса как Бога Волошбы были перенесены на св. Николая Угодника, функции Перуна как Бога Грозы были перенесены на Илью-пророка, функции Перуна как Воеводы Небесной Дружины были перенесены на Михаила-архангела, «архистратига небесного воинства», функции Макоши – Небесной Пряхи были перенесены на Пераскеву-Пятницу (а также в ряде случаев на Богородицу, что зависело, вероятно, от местных особенностей культа), функции Лады – также на Богородицу, но в гораздо большей степени».[6]

Здесь не поспоришь. Более того, могу добавить: научные данные позволяют считать и Крест дохристианским обережным солярным знаком. До знамения императору Константину Крест в Римской империи был символом унижения и мучительной смерти для преступников или рабов. Да, распятие Спасителя превратило Крест из знака позорной казни в символ самопожертвования за други своя и грядушего воскресения, но до поры до времени это мало кто осознавал. Христианскими символами изначально были рыба и пастырь с овном на плечах. Однако и Крестное знамение, и сам Крест стали общепринятыми христианскими символами веры и самопожертвования в ходе «Великого переселения народов», когда с Востока на Римскую империю нахлынули «германские» (а на поверку славянские) племена.

Это – исторический факт и спорить тут не о чем. Что это доказывает? Да это всего лишь еще один аргумент в пользу Православия, а именно – его непосредственной преемственности от древней народной веры. Неоязычники сами признают, что Православие совсем не отказывалось от старых ценностей, принимая традиционные народные праздники, строя на местах древних святилищ церкви и монастыри, принимая Крест, те же самые писанки, колядки, Масленицу и прочие народные обычаи!

Если Православие имеет так много общего с дохристианской «верой предков», то в чем же проблема? Чем поистине общенародная вера Русского народа в наши дни (выстраданная, утвержденная, защищенная в течение тысячелетия) – Православие – так не устраивает тех, кто утверждает, что именно они знают, как правильно верить?

3. Добро и зло

Неоязычники утверждают в качестве аксиомы:

«Добро и Зло. Эти понятия – наиболее распространённый в современном мире стереотип, коренящийся лишь в сознании человека, «моральный трафарет» прикладываемый с определённой целью к какому-либо явлению или человеку. В Природе ни «добра», ни «зла» попросту нет. Природа Над-Моральна, Она находится вне этих категорий. В Природе есть Справедливость (тот самый Ряд, Порядок, Правда. Либо «Законы Прави» в терминологии «Велесовой Книги»). Природная Справедливость – всеобщая и неумолимая, коей подчиняются все – и люди, и Боги. Поэтому морализаторство в духе «добро-зло» попросту не присуще Природному мировоззрению, коим является Родноверие». [6]

Если бы в природе и вправду отсутствовало Благо и зло, рождение и смерть, процветание и угасание, разность потенциалов, возбуждающая движение и саму жизнь, то все бы угасло, даже не начавшись. Если бы неоязычники хоть немного озаботились задачей познания природы, они бы еще в школе выучили Второй закон термодинамики, который объективно и научно доказывает, что никакие процессы в природе невозможны без сознательного и целенаправленного притока энергии и плана развития извне. Иными словами, за пределами системы Природа – Человек – Космос существует Некто, создавший и запустивший эту систему со Своей, заранее задуманной целью по заранее заданным критериям Блага и негодности. Принято называть это Высшее Существо, Творца, Вседержителя – Богом (от древнеславянского слова «Благо»).

Апеллируя к приоритету творения над Творцом, природы над Создателем, неоязычники именно в этом проявляют не только примитивный материализм, дикарское невежество, но и презрение к напоказ превозносимому ими народу. Если не Творец создал мир и человека, а, напротив, природа и человек «придумали» богов (а на самом деле их нет, как нет Добра и зла), то кто и что помешает ряженым безнаказанно лгать, придумывая диковинные ритуалы и внедряя в сознание «лохов» методики управления сознанием, разработанные по моделям продвинутых спецслужб?

Православие не стремится никому угодить – и безкомпромиссно проводит четкую грань между Добром и злом, между добродетелью и грехом, между возможным и запретным – но такова суть Православия: Бог-Слово изначально заповедал своим детям давать вещам имена, называть вещи своими именами, то есть прославлять Правду.

И человек, и, казалось бы, безстрастная природа, знают рождение и смерть, процветание и запустение, благо и его отсутствие, притяжение и отторжение, любовь и злобу, спасение и погибель. Самые примитивные существа реагируют на свет, температуру и состав среды, воспринимая какие-то условия как благоприятные, какие-то – как неблагоприятные.

Не поэты и не священники, а ученые, исследующие сознание и поведение, обнаружили – помимо инстинктов самосохранения, дыхания, размножения – «постуральный рефлекс» – инстинкт тяги к свету и вверх – у каждой травинки, у букашки, у животного и человека, не искалеченного пороком или болезнью. Эта постуральная доминанта имманентна и природе, и человеку – от стремления младенца встать в возрасте 6 месяцев, боязни упасть, непреодолимого желания вновь подняться – до мечты о полете, преодолении, победе над собой и над злом [8].

И это – безспорно, от этого никуда не денешься, разве что, обманутый лже-учителями, падешь в такую бездну, из которой вытащит только покаяние и горячая молитва Спасителю, Богородице и ангелу-покровителю.

Православие – учение, данное человеку Богом для того, чтобы отличать Добро от зла, Правду от многообразных лжей, чтобы обрести почву под ногами, лестницу в Небо, спастись через Любовь.

Если неоязычество отрицает противостояние Добра и зла, то зачем оно нужно? Кто и с какой целью провозглашает его «объективные» истины, данные, якобы, бездушной и безсмысленной, но «справедливой» природой? И в чем тогда – без различения Добра и зла – ее справедливость?

4. Содержание и форма

«Учение» неоязычников представляет собой несистематизированный, по-детски наивный и неопрятный винегрет из имен, которые известны авторам, надо полагать из научно-популярных, фольклороведческих источников, безсодержательный набор голословных утверждений, восхваляющих идолопоклонство, и оскорбительные (как им кажется) выпады против Православия.

«Современное родноверие не является догматической религией, не имеет «священных писаний» и непременных для исполнения предписаний, не имеет амбиций на обладание истиной в последней инстанции и не имеет общепризнанного лидера, поэтому не претендует на единственно верное учение в каких-либо областях морально-духовной сферы. Однако при этом родноверие несёт в себе нравственные (NB!) ориентиры, кратко описать которые можно тремя словами: Кровь, Дух, Земля. Кровь — почитание предков, Дух — духовный рост и самосовершенствование человека, Земля — уважение и защита родной земли. Родноверие призывает к любви к жизни, красоте, гармонии, здоровью, внешней и внутренней целостности каждой личности, помогает осознать своё место в жизни. Не одевание лаптей да расписных рубах и пляски под балалайку, но высшее духовное саморазвитие и экспансия человеческих возможностей — вот суть родноверия.А вот использовать достижения прошлого, Опыт Предков, не только можно, но и должно. Именно для движения вперёд.В этом случае Возвращение к Священному Времени Начал понимается нами как один из возможных способов черпания Силы Духа, способ прикоснуться к Первоистоку, в сокровенном смысле стать со-творцами Тех-Кто-Творит-Мир...» [2]

Неоязычники полагают, что язычество от христианства отличает еще и добровольная вера («ведайте сердцем») во множество своих богов, вопреки насильственному внедрению одного «забугорного» Бога. И это связано с тем, что язычество существовало в догосударственную эпоху, когда у каждого племени был свой племенной божок, у каждой речки – свой водяной, у каждого леса – свой леший, а потребность в монотеизме возникла лишь тогда, когда необходимость в объединении племен в единое государство вызвало нужду и в едином Боге, который – именно в силу этого факта – должен был стать инородным пришельцем: чтобы подчинить чужеродному диктату, а никому из своих обидно не было. Тем самым неоязычники еще раз доказывают свой материализм, отсутствие какой бы то ни было духовности и мистики, свое невежество и изначально заявленное неверие. Иными словами, они провозглашают как неоспоримую истину: не Творец создал Мир и человека, Свое подобие, равно как и предначертал человеку путь в этом мире, а, напротив, человек, возникший, в результате природной справедливости, вероятно, из амебы, по мере необходимости, выдумывал нужных по ситуации богов и божков, чтобы запугивать и дурить себе подобных и добиваться желаемого при помощи обмана.

Кто за этим стоит? В лучшем случае – иностранные спецслужбы, заинтересованные в расколе единого православного народа и провокации внутренних неурядиц. А кто – за ними? Вспомните слова Христа о тех, чей повелитель – отец лжи.

Лукавый прибегает к самым разнообразным методам соблазна, к примеру, к яркому, заимствованному из фольклора, квази-поэтическому слову. Вот, к примеру, текст одного из авторов неоязыческих фантазий:

«Начал тогда человек неприметный Славу Перуну воспевать. Красиво рек, гордо. И как дошел он до конца славления, поднялись ветры ярые, побежали по небу синему облака, зашелестели дубы вековечные. И сверкнула тогда промеж облаков молния - перуница, прокатился по небу громовой раскат. Услышал видно Перун–Батюшка Славу правую. Испугались да устыдились тогда спорщики, а мудрые люди задумались...» [3].

Что тут скажешь? Опять спорить не о чем. Просто прописные истины, которые «ведуны» почему-то не ведают. Ну, во-первых, Перун – не батюшка, а братец, это – элементарно. Во-вторых, не к Перуну, а... вот не скажу, к кому... надо было обращаться за дождем, а кто знает – пусть тоже промолчит. В-третьих, при серьезном деле Перуну надо быка или хотя бы петуха в жертву приносить, а не славословить. Но сочинитель этого не ведает. В-четвертых, псевдо-былинное пустословие не несет никакой достоверной информации, никаких поэтических озарений – и у тех, кто на самом деле ведает, не вызывает никаких эмоций, кроме раздражения.

5. Красота и уродство

Неоязыческие тексты сопровождаются обилием иллюстраций.

Это, во-первых, заимствованные не у язычников, а у вполне себе христиан, очень красивые картинки с изображением языческих богов, героев былин, работы таких замечательных художников, как И.С. Глазунов, К.А. Васильев, И.Е. Ожиганов и др. Искусство и вкус художников вызывают восторг. Однако источник этой «божественной» красоты – иконопись! В советское время, когда и иконы, и само Православие были под запретом, художники, чувствующие и работающие иконописно, перешли на фольклорные мотивы. И их еще упрекали в стилизации под иконопись и требовали отказа от того, что, в первую очередь, находило отзыв в сердце народа!

4 5 6 7 8

Ныне же неоязычники избрали одним из своих методов борьбы (сильно сказано – не борьбы, а крысиной возни) эстетику православной иконы!

Во-вторых, те же иконы по какой-то надуманной причине противопоставляются деревянным резным изображениям, разумеется, изготовленным современными авторами, и демонстрируются в качестве доказательства правоты язычества.

Да, резьба по дереву – древнее народное традиционное искусство. И что из этого следует? И изображения богов и предков, и предметы быта, и украшения жилища, и декор православных храмов творили резчики. Во многих храмах присутствует вырезанное из дерева искусными руками мастера распятие, существуют и резные образа – это традиция народа, что тут возражать? Это факт.

В-третьих, поражает обилие фотографий, «обличающих» православных. И народ, в котором неоязычники ищут основание для своих сочинений, и народно избранные и активно поддерживаемые народом его лидеры, и представители Церкви, о принадлежности которой этот вышеупомянутый народ не устает признаваться, на подобных снимках представлены неприглядно, выбраны ракурсы, позы, моменты... Как не старайся, а они ухитряются даже в стремлении людей к добру, служению, к Правде, к миру находить нелепость. Там, где им выгодно, народ служит критерием истины, там, где невыгодно, – компроматом.

Впрочем, спору нет, свинья всегда найдет ...

 

6. Вы не знали?

Неоязычники утверждают, что язычество существовало в древности, выстояло при «насильственной христианизации», существует оно «непобежденным» и сейчас.
Какое язычество существовало в древности, они не знают. Откуда им знать, если они презирают бабушек – носительниц этой самой народной веры с древнейших времен?
Я помню, чему учила меня моя бабушка, потомственная ведунья – и при этом православная христианка.

На мои пионерские попытки обратить ее в хрущевский космический атеизм (по моему нынешнему разумению, разновидность неоязычества), она не спорила, отвечала: «Нехай твой черт старше». На мои подростковые капризы и сложности характера отвечала мягкостью и любовью. Она умела «заговаривать от сглаза» – с помощью крестика, освященной воды и православной молитвы. Она умела исцелять – и молитвой, и народными средствами. Она умела гадать, но, как я ни просила ее, она этого не делала, говорила, что это – грех.

Мы жили беднее многих, но завидовали – мне, потому что она научила меня рукоделию, и я одевалась круче всяких стиляг с их импортным безвкусным барахлом. Однако это не возбуждало во мне гордыни: я – сирота и нищая – спокойно давала поносить мои крутые шмотки богатеньким девочкам из полных семей, иногда шила или вязала им вещи, в основном, безвозмездно, даром, значит. Продавала – за гроши – когда с финансами было совсем плохо.

Бабушка пекла пирожки и колобы – и щедро угощала всех гостей и соседей.

Она, закончившая две зимы церковноприходской школы, учила и до сих пор с Небес учит меня – отличницу, краснодипломницу с «пятеркой» по научному атеизму, с двумя высшими образованиями – тем истинам, без которых невозможно быть Русским человеком.

Нельзя сквернословить, злословить или врать – это преступление против Бога Слова. Будешь нарушать этот запрет – рот перекосит. А людям с кривым ртом никто не верит.
Не страшны пустые ведра или черные кошки, нападения или стихии – тому, кто мысленно перекрестится и произнесет «Господи, помилуй!». И мне – тогда еще неверующей авантюристке! – это всегда, даже при угрозе жизни, помогало!

Нельзя плевать на землю.

Нельзя нападать со спины, вдвоем на одного, нельзя бить по лицу и ниже пояса, нельзя бить лежачего.

Нельзя сдаваться, даже если нападающих больше и они сильнее: потеря чести хуже потери жизни. Но всегда надо стараться победить словом, не вступая в драку.

Нельзя громко смеяться. Нельзя смеяться над чужой бедой, даже если это действительно смешно.

Нельзя даже на краешек постели приседать днем. Она учила, что без дела сидеть просто так нельзя, надо все время трудиться. Днем может сидеть или лежать только больной человек.

Она говорила, что болезни и беды – в тот момент, когда мы бездельничаем или совершаем что-то нехорошее, когда в мозгах муть – нам посылает «враг людей» Волос, когда хочет, чтобы мы попали в его ловушку!

А защищают, спасают и исцеляют Ангелы, святые, Богородица и Сам Спаситель!

Вот – настоящая народная вера, сочетающая в себе и веру в Бога, и мистическое веденье, и точное, опытом доказанное знание!

Народная традиция сообщает нам об извечной борьбе Добра и зла – и учит, что нельзя не только хотя бы на время, хотя бы ради сиюминутной выгоды, становиться на сторону зла. Нельзя вступать со злом в компромисс – это сделка с лукавым, и он – старше и опытнее всего человечества – нас обманет, нашу слабину обратит против нас.

Славянская мифология (которую неоязычники – при обилии литературы – уж точно должны-то знать) повествует нам о том, что Змей-Велес (Волос – Диес Волос – диволос – Ваалос – Ваал – Волох – Молох) властитель и владетель стад (богатств) и болезней, своевольный, возомнивший о себе и своем всесилии и всевластии, восстал вместе с бесами против Отца Небесного Рода-Сварога (Отца Небесного –Творца – Саваофа). Он похитил и заковал Лелю-Весну в Горе (потому его и прозвали Горынычем). На земле наступила вечная зима. Бесы торжествовали над людьми и требовали человеческих жертв. Те, кто подчинились Волосу, стали людоедами, назвались «вольными» – волохами, волхвами. А те, кто остался верен Роду, в отличие от вольных, назвались Родскими – Русскими.

«Рожденный прежде всех век» Сын Божий Даждьбог (возлюбивший людей Податель Благ) пошел на битву с Велесом, но Он попал в ловушку, пострадал за людей. Тогда младший Сын Рода Купала, вооружившись Перуном (молнией) сразился со Змеем и, победив его, низверг в Преисподнюю, освободил Даждьбога и Лелю, спас людей от гибели. Это все напоминает православное предание о восстании Денницы-Сатанаила, сражении с ним Архангела Михаила и низвержении Денницы и сонма падших ангелов в геенну огненную. А почему? А потому, что это предание – отголосок реальной катастрофы, событий, действительно происходивших в глубокой древности.

Неоязычники как будто не слышали об этом, не читали, не знают, не «ведают сердцем». Это еще раз доказывает, что их сочинения – просто фантазии недоучек, к тому же не имеющих никакой связи ни с преданием, ни с чувством Правды, ни с народной Традицией. Им не язычниками и не родноверами зваться бы, а вступить в клуб любителей фэнтэзи. Так будет честнее.

 

7. Живучесть язычества

Неоязычники доказывают свою сомнительную правоту не менее сомнительным фактом «живучести» язычества.

Только под язычеством они понимают не столько действительно охранительные народные примордиальные традиции (от которых они со спесью «знатоков» отказываются), сколько разрушительное влияние, внесенное лукавым в идеальный мир Творца.

Один из авторов «родноверия» (хоть бы постеснялся употреблять те слова, которых не знает!) в доказательство живучести язычества приводит следующие аргументы:
«В 1165-1185 годах новгородский владыка Илья-Иоанн писал о том, что славяне до сих пор совершают браки по языческим законам и даже не думают идти в церковь для свадьбы и венчания, и это спустя двести лет после христианизации! Митрополит Фотия в 1410 году писал, что многие люди до сих пор живут вместе, не венчаясь, а некоторые имели по несколько жён, совсем как в старые времена. В 1501 году митрополит Симон говорит о том, что в Чудской, Ижорской, Корельской и других уездах до сих пор живут язычники. Начиная с 1534 года туда стали засылать миссионеров с проповедями, люди, конечно, кивали головами, но продолжали жить по-своему. Другие летописи говорят о том, что в Сибири и в XVII веке продолжали существовать языческие верования, а их носители даже слыхом не слыхивали ни о каком таком христианстве. Кроме того, в христианском Стоглаве прямо говорится о том, что в том же XVI веке церковь обличала остатки древнего язычества, которые даже спустя более полутысячелетия никуда не уходили, а жили своей жизнью параллельно с христианством» [7].

О чем спор? Да, верно, Православие всегда пыталось очистить от скверны тех, кто поддался соблазну скотьего бога, сделать человеков – из этих одичалых животных, деградировавших без Бога-Отца, под руководством соблазнителя.

Зачем отрицать очевидное? Во все времена существовало противостояние – как в «старые», так и в предшествовавшие им древние и древнейшие эпохи, когда Род-Сварог «сбросил клеще с Небес» и научил Своих внуков ковать оружие (против кого?) – и именно тогда уставил «одному мужу одну жену имети, а одной жене на одного мужа посягати» [5]. Вы этого не знали? А вы много чего не знали, а придумать не смогли, фантазиру не хватило.

Тот же, кто сочинял «Велесовы книги», очевидно, от предков все же слышал о крестообразном устройстве мира: вертикальная линия символизировала устремленность человека вверх к Прави, Небесному Уставу, и вниз – к Нави (всему новому, прогрессивному), а горизонтальная линия олицетворяла собой Явь – земной мир людей, вольных выбирать между Правью и Навью. На их скрещении рождается Огонь жизни.

Людям всегда приходится выбирать. Вы этого не знали?

 

8. Право выбора

Почему Христос появился в Палестине в I веке? Почему Он Сам заявляет в Евангелии, что он явился для Иудеев? Почему Он не появился для Славян раньше?

Да как же не появился!? Он жил здесь изначально, рожденный прежде всех век, только под именем Даждьбога! А являлся туда, где был крайне необходим, – и тогда, когда в Нем остро нуждались! Он Сам об этом говорил, а ученики записали в Евангелии. Доктора вызывают к больному и не зовут ко здоровому. И жили на Руси – до поры до времени – духовно здоровые люди – по Правде, по Уставу Рода-Сварога, то есть по Закону Божию. Для успешной борьбы со злом им тогда хватало памяти о Даждьбоге. Но когда грянула беда и Его позвали на помощь, Он вернулся.

Издревле Сыны Божьи – Сварожьи внуки, Даждьбожьи дети (так называет Русских людей «Слово о полку Игореве») противостояли слугам Волоса – волохам, волхвам. Они противостояли по одной-единственной линии: Род или Волос, Любовь или голод, Самопожертвование или жертва.

Чего требует от верующих Православие? В Евангелии ценности Православия сформулированы так: «Возлюби Бога всем сердцем твоим; возлюби ближнего как самого себя». В чем разница?

Волос – повелитель и властитель стад и приплода, скота и болезней – требовал за дарование (да какое это дарование? – это продажа!) материальных благ – скота, золота, прибыли и приплода, избавления от болезней и из-под заслуженного наказания – кровавой жертвы. Поскольку скот и так принадлежал ему, этой жертвой могла быть только кровь человека. Так, отдавая кровь Волосу, подчиняясь скотьему богу, человек сам тоже становился скотом.

Кровь – это душа. Так, во всяком случае, утверждали древние ведуньи. Уйдет из человека кровь – уйдет и жизнь. Поэтому для поклонников Волоса самопожертвование не годится: кто же тогда (если тебя покинет жизнь) будет владеть богатствами? Значит, надо приносить в жертву кого-то кроме себя.

Неоязычники, оправдывая свою индифферентность к Добру и злу, в том числе и ко греху братоубийства, утверждают:

«Человеческие жертвоприношения – всего лишь один из этапов в сложной системе развития религиозно-магических представлений. Они присутствуют, как этап Духовного развития, абсолютно у всех народов» [6].

Верно, да неверно. Это – еще одно свидетельство дремучего невежества самозванных «родноверов». Род, дарящий человека жизнью, душой, кровью, требовал от человека только Любви – к Богу и к ближнему. А крови человеческой в жертву-жратву как раз требовал именно Волос.

И тогда перед Сынами Божьими вставал выбор: за мнимые земные блага отдать братнюю душу диаволосу – или сам погибай, товарища выручай? Ну здесь-то хоть вы знаете, какой выбор делали наши предки?

Выбор между жратвой и самопожертвованием был и тогда, он есть и сейчас.

Христос позвал за Собой верных – «положить душу за други своя». Именно такие, следующие за Ним по пути самопожертвования, «Сынами Божьими нарекутся». То же, что «прежде всех век» совершал Даждьбог, совершал Купала, за победу над Велесом прозванный Перуном, то же совершали наши отцы, деды и прадеды, не кичась своими делами, не произнося имя Бога всуе, они просто, смиренно эту землю поливали СВОИМ ПОТОМ, СЛЕЗАМИ И КРОВЬЮ – за родных, за Родину, за народ, они ложились в эту землю и становились ей.

А слуги Волоса никогда не жертвовали собой, все больше грезили нахапать побольше – и дернуть куда-нибудь в привольные земли, где не надо свою кровь проливать, а годится и братняя.

Пик такого выбора пал на времена Германариха (IV век). «Царь» покорил, согласно Иордану, 12 племен, распял на крестах и деревьях 70 славянских вождей [4], разбогател на торговле рабами в греческих черноморских портах. Это было начало нового – прогрессивного – рабовладельческого и работоргового строя (нови-нави). Прогресс заключался в том, что рабовладение и работорговля способствовали накоплению богатств, созданию государства, по уровню не уступавшего «прогрессивной», самой богатой Римской империи.

Почему же прогресс так в полной мере и не восторжествовал в славянских землях? Потому что наши предки оказали Германариху яростное сопротивление: вероломные Россомоны и свирепые гунны свергли владычество «продвинутого» властителя, разорили работорговые порты. А бежавшие от гнева народа волохи-готы инициировали «Великое переселение народов» в желанную Римскую империю (подробнее – см. «Укалегон»).

Тогда опасность торжества скотьего бога на какое-то время удалось отодвинуть. Но ненадолго. Вирус был занесен. В южных русских землях, между Черным и Каспийским морями поднимало голову государство рахдонитов-работорговцев – Хазарский Каганат. Описанное в летописях начало государства Рюриковичей было основано на договоре между пришельцами-варягами и Хазарами. Пришельцы обязались защищать население Руси от Хазар, а Хазарам служили, поставляя им собранную дань и рабов.

Иными словами, особая историческая заслуга Рюриковичей заключалась в том, что бравые варяги научили народ торговать своими братьями и сестрами. Они не были христианами, образ Божий – человек – для них не был самоценностью, был лишь товаром. Они клялись тем, чем могли, а поклонялись единственному, что для них представляло ценность – золотому тельцу. Принести в жертву брата или продать сестру, разбогатев, завести себе побольше жен (не супруг, но рабынь) – характерно для поклонников Волоса в те времена. Но душа народа не могла оправдать такого выбора, она хранила Правду.

О княгине Ольге так и говорится в акафисте: «...ты бо аще и в роде язычестем рождена еси, обаче закон Божий в сердце твоем написан всегда имела...» [1].

То же можно сказать и о Руси. Муж Ольги был разорван между навью и Правью, он погиб нелепо и безславно, движимый алчностью, Велесовым наваждением. Ольге пришлось за него отомстить по-язычески (здесь на защиту зарождающегося великого государства пришлось призвать древний жестокий языческий обычай кровной мести), но далее поступать по-христиански – и принять Православие – вопреки пристрастиям большинства народа, прихотям вечно голодной знати и потребностям того же государства, обязанного опираться на большинство. Во времена торжества Волоса, когда Киев был переполнен – и управляем – рахдонитами (кстати, с тех пор ничего не изменилось), это требовало особой стойкости, мужества, решимости, веры.

Несвоевременная гибель великого князя Святослава, так и не принявшего христианства, несмотря на старания мудрой матери, имела своим основанием все те же причины: алчность, прихоть, своеволие.

Начало правления князя Владимира ознаменовалось полным торжеством скотьего бога: человеческие жертвы, многоженство, братоубийство, работорговля... Да, народ, попорченный работорговлей, многоженством, братоубийством уже не помнил, кто Отец, а кто – отец лжи, не понимал, где свои, где – чужие, не отличал Добро от зла, стал называть «добром» барахло, «честью» – спесь, «товаром» – братьев и сестер. Человек мог принести на Детинец и поставить рядом кумиры Рода и Волоса, а мог и Волоса, давшего ему «добро» взамен принесенным жертвам, поставить выше Рода, даже не сулившего никаких благ во исполнение долга. Во время договора с Греками Русы клялись Перуном и скотьим богом, ни разу не упоминая ни Рода-Сварога (Отца Небесного), ни Даждьбога (Сына Божия, Подателя благ).

Русь была на краю пропасти – ей грозила пучина Велесова владычества – торжества торгашеских ценностей над родовыми, материального индивидуального потребления над духовным соборным творчеством, власти голода над Любовью, низменного над возвышенным, нави над Правью.

Что делать, чтобы Отец вернулся?

И князю Владимиру пришлось осуществить то, в чем было его предназначение: разом отсечь все новообразования, опухоль на теле древней, примордиальной веры и восстановить веру предков в виде Христианства, Православия – поскольку Сын Божий, «рожденный прежде всех век», на этот раз рек Свое Слово в Палестине, присоединив к богатству мировой духовности и священные книги Ветхого и Нового Завета. Теперь пришло Его время на Руси.

Это не было навязывание каких-то иноземных новшеств. Это было возвращение домой Сыня Божия. Святыни предков возродились под новыми именами. Вновь у людей был почитаемый Отец Небесный, они вновь становились братьями и сестрами, они вновь садились за общий стол, преломляли общий хлеб, делили братскую чашу, отдавая «добро» из милости (милостыня), они тем самым показывали, что люди им дороже всего этого «добра», а воздерживаясь во время поста не только от каких-то видов пищи и деятельности, но и от всего суетного, демонстрировали верность Отцу, силу Духа, свободу от голода, телесных страстей и власти Волоса.

Сами неоязычники не отмечают никакого сопротивления Христианству со стороны последователей Рода и Даждьбога, а вот борьба с отчаянием обреченных на поражение со стороны волохов была явно очевидна. Здесь тоже спорить не о чем. И Отец вновь послал Сына людям в помощь, спас Русский народ от гибели, от утраты идентичности и примордиальных ценностей. Христианство стало безценным даром Отца, оружием, способным победить и сохранить Русский (Родский) дух на все времена.

То новое, что принесло Христианство – грамотность на кириллице – позволило передавать знание не только устным, но и письменным Словом, таким образом расширив его действенность. Поэтому-то грамотность обязательно сочеталась не с изучением законов природы (здесь соглашусь, мы их, по природе своей, и без того «знаем», если не одурманиваем себя чем-то вредоносным), а с чтения (почитания) Евангелия и Псалтири.

 

9. Церковь и государство

Неоязычники упрекают Православную Церковь в том, что она поддерживает государство:

«Церковь, как наглядно показывает История – на протяжении всего периода существования Руси/России бы ла лишь послушным инструментом в руках власть имущих. Вспомним: «Всякая власть от Бога» или «Кесарю кесарево, Богу – Богово»... И она послушно шла за «кесарем» и выполняла «кесареву» волю, кто бы он ни был. Так было во времёна Владимира Крестителя (привезённое из Византии «духовенство» попросту не могло не слушаться князя, находясь в чужой, незнакомой и враждебной стране), так было во времена Золотой Орды (в то время, с точки зрения церкви, «кесарем» являлась Орда, поэтому политика церкви основывалась на повиновении монголам), так было и позже. И также было бы и при социализме, если бы коммунисты со своей стороны не проявили открытую враждебность по отношению к любому «опиуму для народа...» [6].

Опять-таки спорить не о чем. Вполне понятно, почему Русская Православная Церковь поддерживает государство (что, по мнению неоязычников, несмотря на их прокламацию отсутствия Добра и зла, является несомненным злом): важнее окормлять, учить, поддерживать охранительные, творческие, соборные традиции, чем доказывать свою правоту в конфронтации и скандалах. Такова изначальная функция религии (ре + лига = восстановление связи) – соединять людей в единое созидательное общество, охранять жизнь, исцелять дух.

Церковь ведь – не вздорный самовлюбленный подросток, а добрая, опытная, мудрая бабушка. Если государство поступает не очень правильно, она скажет: «Нехай твой черт старше», а потом внук поумнеет, раскается, исправится, вернется в храм и скажет: «Прости, Господи...». Главное – не разрушать, а созидать, не отталкивать, а собирать, не бездумно транжирить, а разумно сохранять.

Что было бы, если бы Илья Муромец обиделся на Владимира Красно Солнышко и перешел на сторону врагов государства?

Что бы было, если бы Сергий Радонежский, обидевшись на жестокости властей и тяжесть жизни поднял бы восстание – и был бы в нем, естественно, убит? Если бы он не собирал вокруг себя, между прочим, именем Богородицы и Христа, народ, не благословил князя Димитрия и иноков на битву?

Любой, кто любит и знает историю, приведет еще массу таких примеров.

 

10. Мир перемен

Зло быстрее ориентируется во времени, быстрее приобретает привлекательную форму, меняет обличия соблазна. Новшество для большинства всегда кажется привлекательней надоевшей старины. И на каком-то этапе борьбы – мы все это замечали – зло начинает брать верх. Когда доходит до предела, когда нас вот-вот охватит отчаяние и мы с мольбой обращаемся за помощью к Отцу, Он всегда приходит на помощь, посылает нам новое оружие против зла – и мы одолеваем.

Ничто не может оставаться неизменным, не застывает навсегда. Кристалл рассыпается, металл ржавеет, тело человеческое превращается во прах.

Дух и душа – безсмертны, но и они не могут пребывать в неизменности, они – по сути своей – должны подвергаться испытаниям, познавать и изменять мир, страдать, закаляться, любить, прощать, меняться в соответствии с законами своего внутреннего развития. Наши взгляды на мир тоже меняются во времени, с переменами самого мира, с нарастанием объема знаний, умений, видов и объектов деятельности, методов исследования мира.

Диахронически и географически разнообразятся формы религии, имена Бога и лукавого. И имена меняются, это во власти человека – называть вещи новыми именами...

Неизменным остается одно – нам приходится выбирать, на чьей мы стороне: Отца или рогатого, Прави или Нави, Добра или зла. Это индикатор того, на что человек готов: на то, чтобы, переступая через ближнего, хапнуть побольше и достичь максимального владения «добром» – или на самопожертвование за други своя.

1

Вот фото одного из гульбищ неоязычников. Как вы думаете, почему ряженый смотрит на небо? Он, вероятно, ждет, что оттуда появится сам Велес? Не туда смотришь, невежда. Разве ты не знаешь, что Велес с Небес никогда не сойдет – он же давным-давно низвергнут в преисподнюю и может появиться разве что из нефтяной скважины – или из страны антиподов?

 

Использованные источники

1. Акафист Святой равноапостольной княгине Российской Ольге. Кондак 2. Издание Сретенского монастыря, 2000.
2. Денис Блинцов. Славянское родноверие
3. Дрягослав Берестов. О наследовании Православием языческих образов.
4. Иордан. О происхождении и деяниях гетов (Гетика). – СПб.: «Алетейя», 1997.
5. Повесть временных лет. М., 1950.
6. http://www.ruskolan.xpomo.com/liter/stavr.htm
7. rod_vera.blog.tut.by, Опубликовано 30.08.2013 автором Vezemar.
8. Жильбер Дюран – В кн.: Дугин А. Г. «Структурная социология», М., 2010 // Лекция № 2 «Социология воображения».

Комментарии   

0 #1 Елена Казакина 29.03.2016 17:18
Позволю себе не согласиться с Вами по некоторым вопросам. Вы называете три аспекта неоязычества и перечисляете разновидности "язычества", в том числе и ведизм. Я немного знакома с его положениями (не глубоко). Там и близко нет всех этих трех аспектов.
Цитировать
0 #2 ОС 29.03.2016 17:21
Прежде чем написать эту работу я прочитала кучу литературы по неоязычеству. Ведизмом они сами себя называют, не имея ни малейшего отношения ни к Ведам и Упанишадам (Индия), ни к ведению чего-либо вообще. Более того, многие авторы утверждают, что им ближе слово "родноверие" - тем самым подтверждая свое невежество. Три аспекта - 1) утверждение равноценности Добра и зла, отсутствие этих понятий в природе, иными словами, отсутствие Бога; 2) непримиримая ненависть к Православию и 3) невежество, то есть отсутствие элементарных знаний из истории, психологии, того же природоведения, физики и пр., абсолютный примитив мышления - присутствует практически во всех этих работах. Если воспринимать любые разновидности неоязычества только по картинке, эмоционально, то, конечно же, ничего этого не увидишь. Но если задуматься о том, что практически во всех странах неоязычество, сатанизм, вакхабизм и прочие антихристианские движения подпитываются и идейно и финансово заокеанскими спецслужбами, то поневоле сопоставляешь и делаешь выводы.
Цитировать
0 #3 Елена Казакина 29.03.2016 17:21
Люди, от которых я узнала о ведизме, не считают себя язычниками. Этот термин был введен христианской церковью по отношению к староверам, к приверженцам дохристианских верований. Те, с кем я общалась, в том числе однажды присутствовала на встрече с главой церкви староверов Хиневичем Александром Юрьевичем, не производят впечатления примитивных людей. Это широко образованные, высоко духовные люди. сам Хиневич говорил, что у него мать православная христианка и что он уважает христиан и относится к христианской церкви вполне приемлемо. Он призывает воспитывать детей ДОБРОМ. Но говорит, что добро "должно быть с кулаками", чтобы защитить его от зла, т.е. "кто старое помянет - тому глаз вон, а кто забудет - тому два".
Цитировать
0 #4 Елена Казакина 29.03.2016 17:22
И еще. Я узнала о ведической культуре из фильмов Сергея Стрижака "ИГРЫ БОГОВ". Вы видели этот фильм, вернее, сериал? Если нет, то поторопитесь. В Интернете он пока есть. На ТВ его показ запретили.
Цитировать
0 #5 ОС 29.03.2016 17:23
Мне удивительно, что Вы, будучи историком, основываете свои убеждения не на научном знании, фактах и логике, а на эмоциональном восприятии беллетристики. Все остальное я написала в блоге. Читайте внимательнее.
Цитировать
0 #6 протоиерей Игорь 29.03.2016 17:23
Всё таки,я бы не стал,даже из педагогических соображений соединять Имя Божие Саваоф и титульную формулу мифологического персонажа
Цитировать
0 #7 ОС 29.03.2016 17:24
Фильм "Игры богов" невозможно смотреть - во-первых, из-за того, что он неимоверно скучен; во-вторых, потому что информационной содержательности в нем ноль. По поводу Хиневича рекомендую посмотреть в И-нете информацию. Его образованность Вами весьма преувеличена: он смог закончить только ПТУ, а политех, в который каким-то образом все-таки поступил, оказался ему не по силам. Работал дворником, слесарем, водителем, музыкантом в ресторане и пр. Именует себя Патер Дием, что означает по-латыни "Отец Богов". А тот бред, который содержится в его текстах я бы не рекомендовала читать людям с нормальной психикой и реальным интересом к истории. Если его матушка, действительно, православная (потому что в И-нете сообщается о родне, живущей в Израиле), то она скорбит о нем и отмаливает его грехи.
Цитировать

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

© 2018 finist-os. All Rights Reserved. Designed By Alexandr Salmin
Яндекс.Метрика